?

Log in

No account? Create an account
В общем.
Давайте, что ли, рассчитаемся на первого-второго, если кто тут ещё остался.

Как у вас дела? Что нового? Куда и что на новый год? Что читаете? Чем заняты мысли?

У меня вот всё плохо. И ещё этот чертов writer's block.

Хорошо, что этот год заканчивается. Cледующий будет лучше, я точно знаю.
...а ещё, например, я подумала, что надо как-то снова начинать сюда писать.
В полнолуние у меня всегда бессонница. Это невыносимо.
Пять минут спорила с друзьями по поводу того, сколько мне лет.
Они мне, гады, пытались лишний год приписать.
Моментально обвинила их в гарде. Потом прозаично расчитала исходя из года рождения. Ан нет. Не врут. Всё правильно говорят. Это я, видимо, ещё с дня рождения не перестроилась на новую цифру.
Вот так незаметно и неосознанно, уже два месяца как, я вступила в ряды женщин, которые привирают насчёт своего возраста. Touché.

it's always darkest before the dawn

За последнее время в моей жизни было три определяющих U-turn'а. Декабрь 2011, когда пошатнулось практически всё, что ещё составляло основу и уверенность после мая 2010, и, по большому счёту, именно с этого времени я воспринимаю всё происходящее как под водой, постоянно опасаясь потерять связь с реальностью. Второй был в мае 2012, когда буквально за две недели у меня произошли чуть ли не главные встречи в моей жизни, и когда у меня наконец-таки открылись глаза на то, что я так старательно пыталась не замечать на протяжении многих лет. Третий U-turn происходит сейчас - начался он три месяца назад, и достиг точки невозвращения вчера.

Когда я смотрю назад на эти полтора таких неоднозначных года, когда меня упорно кидало на все те камни и во все закрытые двери, которые только можно предположить, но которые так же принесли мне много нового - все эти неожиданные и совершенно невозможные встречи и события; вещи, которые я никогда и не думала достичь и сделать в ближайшем будущем, много разговоров и душевности, а так же человеческой поддержки, которая, как ни грустно, зачастую приходила совершенно не от тех людей, от которых была наиболее ожидаема; то меня не покидает ощущения отстраненности и театральной постановки происходящего - ведь, если честно, я до сих пор думаю, что всего этого быть просто не может, и это чья-то другая жизнь так медленно уходит под откос.

Я смотрю сквозь всё происходящее как на чёрно-белое кино - кадры сменяются слишком быстро, это происходит не со мной, а я всего лишь сторонний наблюдатель, который зачарованно смотрит на поезд, прекрасно осознавая, что тот вот-вот сойдёт с рельс, но зачарованно, с комком в горле, (как в кошмарах, когда вместо клича о помощи лицо предательски застывает в безмолвном крике) решительно ничего не может сделать. И это всё донельзя комично, весь этот саспенс длиной в 17 месяцев. Всё слишком, всё чересчур, руки изломаны слишком театрально, улыбка застыла в самом широком - предсудорожном - состоянии, всё доведено до предела.

Периодически я прихожу к мысли, что в какой-то мере эти полтора года я находилась в состоянии депрессии - если при личном общении это так не казалось, то в силу усиленного отрицания происходящего и гиперактивности вместо пассивности. А я же постоянно как под водой. Это я понимаю теперь, насколько остро реагировала на малейшие глотки свежего воздуха, в желании этим хоть как-то задушить и отклонить все те мысли, что за последнее время поселились в моей голове, и все те удушающие проблемы, которые мне постоянно приходится решать. Громче всех всегда смеются самые несчастные люди.

Когда-то я говорила, что я меня нет кнопки "страх", в то время как в последнее время мне очень часто страшно. Страшно за то, что я не могу предсказать, когда и как сойдёт с рельс этот пресловутый полуторагодовалый поезд. За то, что творится у моих близких. Страшно за то, когда мои ровесники и люди всего ненамного старше получают ужасные диагнозы, и это стало уже нормой. Страшно, когда ты понимаешь, что ты им практически ничем не можешь помочь в своём глупом бессилии. За себя мне не страшно, и страшно не было никогда. Почему-то себя я никогда не жалела.

И вся эта моя болезненная привязанность к моим друзьям, и знакомым, к разговорам и новым знакомствам, которые хоть как-то отвлекают от мыслей, просто сквозит отчаянием и желанием зацепиться хоть за что-нибудь, в то время как я медленно ухожу под воду. И пусть мне постоянно говорят какая я умная и замечательная, (а я всё так же считаю себя беспросветной дурой) даже если в этом есть хоть немного правды - во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь.

В последнее время я невыносимо много стала злоупотреблять определениями в превосходной степени, и в особенности словом "прекрасный", как (понимая это уже сейчас) отчаянным желанием сделать всё хоть немного лучше хотя бы на словах. Я всегда говорила о том, что все наши обращения "дорогой"/"дорогая"/ к друзьям - от того же чувства одиночества и желания хоть чем-то заполнять пустоту (ведь нам всем, в сущности, так отчаянно хочется любить), всё то же "добирание" невыраженных чувств, и у меня, видимо, настало время перенести эту ширму на новый словесный уровень.

Вполне вероятно, только это различное "прекрасное" и было последним, что поддерживало меня в состоянии шаткой, но стабильной связи с реальностью. Мой плач - мой смех. Все эти положительные эмоции - всё то же старательное гриммирование реальности, шпаклевание образовавшихся пустот, бетоном по уже насквозь изломанной поверхности; все эти болезненные привязанности как последний клич утопающего, как последняя возможность окончательно не потерять себя.
Становится стыдно за своё поведение, когда в ответ на бесцеремонность и наглость внутренне психуешь, разворачиваешься и молча уходишь. Но потом понимаешь, что на тот момент это было самим верным решением.
Каждый раз, когда какой-то мой совершенно случайный знакомый (например, выпускник кембриджа, который должен был ночевать у соседки сверху, а случайно постучал ко мне в дверь) каким-то невероятным образом знает другого совершенно случайного знакомого (например, главного оппозиционера одной бывшей советской страны, про которого я ещё в школе читала в различных изданиях и даже думать не могла, что когда-нибудь встречусь лично) и на моё "google him" говорит "Oh, I know him. Say hello from me", или когда подруга, много лет прожившая в Милане (как мы с ней познакомились - тоже отдельная история), намечает мне рабочую встречу с каким-то очень богатым и скрытным человеком, о котором мне "по секрету" рассказала моя парижская знакомая, у которой в анамнезе квартира на Champs-Elysees и неистребимые запасы Вдовы Клико - и я ему говорю, что вам привет от "такой-то" и у него, несмотря на давно выверенное и отточенное годами sprezzatura всё-таки округляются глаза - вот каждый такой раз я уверяюсь в том, насколько мал мир, и как люди совершенно из разных кругов, стран и профессий непонятно каким образом знают друг друга, превращая мой микро-мир в теорию не шести, а максимум двух рукопожатий. И за последнее время я слишком часто повторяю фразу "все хорошие люди знают друг друга", когда они связаны между собой совершенно непонятным мне алгоритмом, который я всё-таки попытаюсь разгадать и взломать.

Вторая фраза, которую я часто в последнее время повторяю: "кармическая обратка", и хоть я совершенно не верю в канонные концепции кармы, или справедливой вселенной, или ещё чего - но это самое ёмкое и доходчивое обьяснение, как я понимаю внутри обстоятельство, преследующее меня в последние месяцы. Я искренне пытаюсь уравновесить внутрее с внешним и "запускать позитивные сигналы в космос" - и именно этой самой "кармической обраткой" я обьясняю то, что непонятным образом знакомлюсь с замечательными людьми в самых неожиданных ситуациях, а в ситуациях безнадежных что-то (или кто-то) всегда приходит на помощь в последний момент, и вообще как могу приехать в совершенно незнакомое мне место, и сразу ввязаться в кучу невероятных и необьяснимых историй, которые потом пересказываю друзья со словами "и ты представляешь! не может быть! ну вот КААААК?!!", мне до сих пор непонятно. Однако зачастую instant karma настигает молотком по голове именно тогда, когда, казалось бы, всё только начинает приходить в норму. Хочется верить, что обратные сигналы из носмоса хоть чуть-чуть уравновешивают всё то, что происходит в последнее время.

Я не переставая работаю и делаю кучу важных дел, при этом самый частый немой вопрос среди моих знакомых, и я это знаю точно, заключается в том, чем же я постоянно занята. Внешняя лёгкость бытия всегда наносная и ложная.
Всё заканчивается.
И этот журнал - тоже.
Это были интересные 5 лет. Спасибо.
Иногда мне кажется, что я живу в двух параллельных мирах.

И вот сейчас, как всегда - в одном из них всё хорошо.
А в другом всё невыносимо плохо

И что самое ужасное, я не имею абсолютно никакой силы над этим плохим , но отдала бы всё, чтобы поменять эти две части местами.
Впервые в жизни у меня, любящей спонтанность, планов на ближайшие три месяца столько, что просто не верится.

И как всё вместить (когда каждый отдельный из планов кажется непременно главным) - ума не приложу. но это такая счастливая головоломка, что в ней даже хочется запутаться.

(Убрать бы, конечно, один (вернее - два) огромных минуса в моей жизни, и я стану абсолютно счастливым человеком)

А вообще - я очень-очень рада, что выбралась в Россию, столько хороших эмоций я не получала давно. Как-то в этот раз получилось на всё плохое закрыть глаза. И у меня есть ещё целых три дня))

И столько всего хочется рассказать, обдумать, высказать и обсудить (многое удалось сделать на одной замечательной питерской кухне бессонной ночью), что хоть черпай ложкой.

Счастья так много, что нам его не унести (с).
Очень странные вещи происходят последние пару месяцев.
И совершенно не о всём могу рассказывать. Вернее-почти ни о чём. Вернее-почти никому.

Я нахожу себя в обстоятельствах, в которых ни за что не могла бы оказаться даже год назад. И это работает как в отрицательную, так и в положительную сторону.

Знаю, что те, кто со мной общается в личной жизни, в последнее время часто сетуют на то, что я что-то постоянно недоговариваю. Не обижайтесь, пожалуйста. Значит - так надо. Это не значит, что я вас не люблю, или не дорожу, или хотя бы не положительно отношусь. Всему своё время. Знайте, что то немногое, что я позволяю себе рассказывать-оно искренне. А больше пока почти никому знать и не надо.

Пока писала-вспомнила, папа в этот день умер. Сижу, и сосчитать не могу-когда это было. 5 или 6 лет назад? Просто с братом говорила-он всё спрашивает, когда я приеду к отцу на могилу. Говорит, что был. (Ему-то что, он ему даже не родной). Я, как всегда, отнекиваюсь. Совсем безжалостная стала.

И если в каких-то вещах я в последнее время становлюсь очёнь упрямым, упёртым и безжалостным человеком, то и вывести из равновесия меня теперь полегче. Только недавно поняла, что такое - расстраиваться по пустякам. Пусть и не сильно, но всё же.

Вот. Такие у меня дела.
Как говорится - если вы думаете, что всё хорошо, значит вы чего-то не заметили.

и несерьёзное

Некоторое время назад после случайно сказаной одним жж-шным другом фразы про тараканов в моей голове, и моего ответа о том, что у меня там целый оркестр, мы решили провести перепись этих несчастных тараканцев, которых угораздило попасть в такие нечеловеческие условия.
Итак, перечень из 16 музыкальных инструментов, на которых 24/7 играют милые и родные тараканы в моей голове.

состав нашего почётного оркестра:Свернуть )
Шла я на днях по мосту между баттерси и челси, пила свой кофе, слушала музыку, наблюдала за сумерками и стаей птиц, что кружила над мостом. Шла себе на встречу, грустила потихоньку, как плейер переключился на сигур-росовскую hoppipolla, и вдруг всё так переменилось.

Внезапно эта стая начала летать прямо под этому музыку - как по нотам - , видимо. Настроение музыки и птиц так сложились, что они слились во что-то единое. Да и как может быть по-другому под сигур рос-ведь это самая лучшая музыка для прогулок и саундрек для замечания на улицах прекрасного и такой редкой гармонии.

И вроде бы такое обычное проишествие, вообще ничего не значащае, что я даже не знаю, как получше описать такую мелочь.(а сколько соплей в одной записи, подумать только!)

И вот в тот момент, когда стая, описывая круги вокруг моста вдруг решила пролететь под ним, как многие из нас, которые мечутся-мечутся, а потом принимают быстрые и уверенные решения, именно в тот момент-музыки, птиц, волн, моста, прохожего, который остановился на середине моста посмотреть вдаль-именно в тот момент было так хорошо, и легко, и понятно и прозрачно.

А ведь это всё то, чего мне в последнее время так нехватает-хорошести, легкости, понятности и прозрачности. И хоть какой-нибудь определённости, чёрт возьми.

ping

Очень много всего в последнее время, ничего не успеваю, куча перемен. Расскажу потом как-нибудь.
Расскажите, как вы там?
А то я немного выпала из жизни.
Порадуйте старушку,а?)

Laimīgu Jauno Gadu!

Не знаю, заметили ли вы, но в этом году какой-то очень домашний новый год. Хочется закрыться дома с мамой и котом, тихо пить шампанское и ничего не делать. Что странно, почти у всех моих знакомых такой же настрой-закрыться дома в ну очень тесной компании (мама и кот варьируются в зависимости от семьи), и отказаться от пышных праздненств. Я же отшучиваюсь, что это потому что народ,во время массовой истерии снявший день из Swedbank всё ещё держит их наличкой дома, и поэтому никуда не уходит.

Да и куда идти, когда за окном такой потрясающйи снег, который выпал аккурат сегодня?

В прошлом году я написала этот текст, и с того времени многое изменилось, но настроение "под новый год" примерно такое же. Поэтому другого текста в этом году не будет. Читайте классику, так сказать)

Пусть у вас всё будет хорошо.

М.

//

В последнее время вокруг меня стало слишком много политики, поэтому всё, что хочется делать-это смотреть фильмы, слушать хорошую музыку, гулять с друзьями и читать книги по вечерам, и перестать уже обсуждать-обсуждать-обсуждать всё, что сейчас происходит в мире, ан нет, так просто меня никто не отпустит.

А ещё у меня тут постоянно какое-то ощущение дежа-вю (и это всё, что я пока могу сказать по этому поводу).

Все рождественские и новогодние подарки куплены, вся работа сделана, все привязанности озвучены-остаётся только тихо приходить в себя от всех последних событий.и покраситься в брюнетку для полного счастья.

Главное-перестать рефлексировать, и всё будет хорошо.
Мы тут с Л. обсуждали во время моей прошлонедельной поездки в Италию наши старые мечты и желания, на которые сейчас смотрим немного снисходительно, и всё не могли понять-или это мечты были такие неправильные, или просто мы испортились со временем, и разучились чего-то хотеть, и, главное, уважать и ценить свои же мечты, пускай и бывшие.

Сидели мы с ним в ложе в Ла Скала (попасть на открытие сезона в Ла Скала-tick, теперь и помирать не страшно), я-еле успевшая на самолёт, и он-забывший смокинг (хотя это было единственное, о чём я его просила перед вылетом), за которым нам пришлось потом ехать за покупками, и перемывали вполголоса косточки старым знакомым (я в этом месте выступаю информатором, потому что с фейсбука он удалися, а позубоскалить ведь хочется иногда-сами понимаете).

И вот сидим мы, слушаем Анну Нетребко (которая, надо сказать, была в тот вечер необычайно хороша)-внимаем прекрасному,так сказать, как один из соседниз зрителей вдруг начинает смачно и вдоволь ругать свою жену за то, что она "засыпает во время прекрасного".

Потом сидели и пили, и смеялись, и было так хорошо, и думали о том, как мы постоянно "просыпаем" всё это самое хорошее, и как всё плохое чувствуем необычайно сильно и тонко. Думали, думали, а к знаменателю не пришли.

К чему это я, то бишь? Да ни к чему. Просто note to self. Чтобы помнить тот вечер.

И раз уже четыре утра, пойду я, что ли, в постель. Чтобы не проспать и не упустить то, что наметила на завтра.

и о насущном.

Дожили.
Я, русская латышка, живушая в Лондоне, сижу в Милане с другом, который вообще-то живёт в Германии, и смотрю онлайн-трансляцию с Триумфальной; одновременно читая о том, как задержали одну псевдо-полячку, и обсуждаю всё это с другом из Нью-Йорка по скайпу, и при этом перекидываюсь смс со своим эстонским знакомым, который тоже вышел в москве на площадь.
Охренеть, какой космополитизм и единение порождает ненависть к Путину.
Что бы такого вам рассказать?

А вот ещё скажите мне

Почему русским так мёдом намазано в Лондоне?
А ещё у нас тут у всех осеннее обострение.
С кем из подруг не поговорю-все влюбляются.
И я к ним-в ту же уютную компанию.
Короче, кому что по осени.
Кому гастрит напоминает о себе, кому застарелая шизофрения башню рвёт, а кто влюбляется.
Так и живём)
Всё смешалось в моём доме.
М. умер. И мне дико плохо. мне не было так плохо ешё никогда в моей жизни. Я отключила телефон, скайп, и прервала все остальные средства связи почти на неделю (что была предыдущей), и вот, после похорон, я уже неделю как учусь жить дальше.(по правде, получается хреново).
А вокруг черти что. ( и черти кто).

Какие-то новые знакомые, которые реально пугают.
Какие-то президенты компании, в которой я когда-то хотела работать, если бы осталась в Латвии. Что примечательно, предложение работать я всё-же получила за обеденным кофе.(сама в шоке, да).
Какие-то непонятные торговцы яхтами, с которыми я до 3 ночи пью виски на береге Темзы (что за фигня?).
Какие-то цветы, которые мне постоянно присылает один милый мальчик. (И мне его поистине жалко.)
Какие-то Березовские-Абрамовичи, которых я каждый день вижу вместе со всей их свитой (у каждого своя, если что).
Какие-то совершенно осточертевшие мне люди, с которыми я стараюсь видеться как можно меньше.(потому что после смерти М. я вдруг резко осознала список людей, которые мне действительно небезразличны.)
Какие-то непонятные предобморочные состояния повсеместно (вчера, вот, всё-таки свалилась)
Какие-то новые расходы (да, я начала курить)
Какие-то звоночки из прошлого (которые, по правде говоря, лучше бы никогда и не дозванивались).

Вот на что сейчас больше всего похожа моя жизнь.
Я сижу сейчас на террасе в пригороде Милана, а друзья, как сговорившись, присылают мне сообщения о том, что, опять я уехала-опять в Лондоне беспорядки (хотя какие там беспорядки-мирное собрание у Сейнт-Пола), а стоило мне притащиться на итальянскую землю-так и здесь всё тоже стало беспокойно. Я ответственно заявляю. Я совершенно не при делах. Я донельзя мирный человек, всё, что мне надо, это балкон с терассой, пара десятков книг, фильмов и стопка белых листов А4.

У меня вообще тут какое-то странное состояние, когда в знакомых людях я нахожу много нового (и оно не всегда со знаком плюс), на многих смотрю по-другому (многие даже заслуживают похвалы), а некоторые меня несказано удивляют.

Мыслей по-прежнему много, но ни во что путное это не складывается, так что нужно ждать М., который прилетит в конце октября, чтобы праздновать свой день рожденья (и угадайте, кто в ответе за организацию вечера), ведь он непременно всё уложит по полочкам, а до этого приедет Таня на следующие выходные, а ещё через пару дней у меня встреча со старым-престарым знакомым (вместе копались лопатками в песочнице, я не шучу), а мне ещё нужно найти человека, который будет колоть мне уколы в колени (если не ошибаюсь, в соседнем доме у меня живёт медсестра), и ещё стоить решить, что вообще сейчас делать, и ехать ли жить и работать в Москву, пусть даже и за хорошие деньги, и как вообще со всем этим быть, и как всё успеть, и как, в конце концов, починить компьютер, и ещё много-много всякого такого.

И если со стороны кажется, то у меня на данный момент каша и неустроенность в голове-то это так кажется, потому что в последнее время у меня в голове такая ясность, какой давно не было (светлая голова вечного похмелья), так что посижу-ка я тут ещё немного с книжкой на терассе, потом решу, что уже время сбегать в ближайшую пекарню, и на ломаном итальянском, но с очень милой и стеснительной улыбкой, купить себе хлеба, а потом пойти в другую лавку, и накупить хамона и всяких колбасных вкусностей, а потом зайти к донне Франческе через дорогу и купить бутылку хорошего красного,и дальше-греть свои артритные кости на балконе. И тогда уже решать все вопросы, включая песочницы, вечеринки и ехать ли работать в эту грёбаную Москву.
Примерно неделю назад у меня в "секретном" кармашке в сумочке рассыпалась пудра. Из-за того, что в Латвии я преимущественно занималась разными непотребствовами все эти дни (то бишь встречалась с друзьями, ходила проведать родную школу, вязала, играла в шахматы и с котом, и далее по списку непотребств), я решила-ну, рассыпалась, и ладно. Потом уберу. Тем более-там отродясь больше ничего не хранилось. Пусть будут храниться остатки пудры. Мавзолей молочного цвета.

Когда я приехала в первый день в Латвию, то выложила всю свою анлийскую мелочь (которой почему-то оказалось очень много, учитывая, что мелочи у меня почти никогда нет). Потому что, во-первых, она тяжёлая. А во-вторых, латвийские деньги в ней попросту теряются-такие массивные у англичан копейки.

Вчера, когда я уежала обратно в Лондон, я забрала эту мелочь и на автомате сунула её в кармашек. Тот самый. Сегодня на месте мавзолея были ещё и цветы-монетки молочного цвета.

Ничего не поделаешь-пришлось приводить эту мелочь в порядок.
Получается, что теперь я злостный нарушитель. Можете так и записать в протокол. Я отмываю деньги.
Вот так сидишь перед вылетом в аэропортy воскресным утром, открываешь френдленту с желанием чем-нибудь поживиться и почитать что-нибудь интересненькое, а френдлента почти пустая.
Никто ничего не пишет.
Совсем офигели.
Уже третий день как в Латвии.

Времени писать катастрофически мало.
Но не волнуйтесь, не рыдайте, и в стенки кулачками не бейтесь-скоро напишу несколько длинных, пространных и претенциозных постов.

сигналы бедствия

Расскажите мне что-нибудь хорошее.
Или плохое.
Что-нибудь.
Меня тут продержали в больнице даже меньше, чем намечалось, и я неожиданно решила уехать к бывшему однокласснику на взморье (живём то в двух часах друг от друга, а я приехать уже сколько времени обещаюсь). Так и поехала-с больничной койки с бутылкой виски в сумке.

Провинция везде одинаковая (мне, как девочке из провинции, уж известно). Единственное-здесь море. И самый-самый старый друг, можно сказать, что единственный оставшийся друг детства.

Мы тут вообще спонтанно устроили "встречу класса", обзвонив наших бывших одноклассников, что живут неподалёку ("неподалёку" весьма относительное-всех, что в Британии), и устроив своебразный день встречи выпускников.

В соседнем доме сутками играет русский блатняк, и я силюсь не пойти и не раздолбать нафиг чей-то музыкальный центр (или лаптоп, по такому случаю).И если бы это была только запись-так это же радио. И какой-то недо-диджей травит там старые шутки с башорга. В соседнем доме смеются. Весело им.

Да и вообще, весь город-царство победившего эмигранства. Или проигравшего-тут сам для себя решит.

Гуляла сегодня утром, навстречу парень-с пузенью, без майки, весь в наколках. Кричит, матерится в телефон по-русски. Догоняет его ребёнок лет пяти, с криком "Папка, давай поиграем в мячик?". "Счас я тебе по голове дам, а не в мячик играть."

Здравствуй, родина. Отыскалась ты на восточном побережье Великобритании. Вся в язвах, правда.

доброе утро

У меня 5 утра, и я только иду спать.
А в Москве и Питере 8, и народ спешит на работу, хорошо им.
Мне же завтра ложиться в больницу на обследование(очередное). Не волнуйтесь, я же железная.

Всем хорошего дня. И здоровья.
Как хорошо, что для снов не нужен загранпаспорт.
На самом деле, я даже и не знаю-почему я постоянно откладывала эту поездку, но моя любовь к спонтанности пересилила, и теперь появилось ещё одно место, куда я вылетала, решив это "менее, чем за сутки". Потому что меня там ждал дом с видом на Альпы, всеобщая тишина и старый друг.

Мы не виделись три года, и за это время я, в общем то, почти и не изменилаь (хотя действительно кажется, что с "тех" времён прошла целая вечность), а он начал седеть(kaut kā pārak agri) и успел написать книгу.

В прошлые выходные у меня были самые замечательные утра в моей жизни-я варила себе утренний кофе, выходила на улицу, и наслаждалась видом на горы и тишиной. Всё чаще замечаю, как начинаю любить звенящую тишину, когда никто не мешает и всё так предельно ясно и прозрачно. Я обязательно потом переберусь за город, и буду так жить изо дня в день, когда-нибудь, когда мне всё окончательно надоест.

Позже мы сидели на этой терассе и хохотали в голос, вспоминая о том, как мы когда-то проводили время в те самые "староРижские" времена, как до хрипоты спорили о живописи и поэзии, как устраивали прожекторные кинопросмотры, показывая себе самим и друзьям фестивальное кино, как разливали шампанское на ковёр, как ходили гулять по ночной Риге (тогда я ещё носила каблуки, и каждый раз разносила свою обувь вдребезги), про богемные вечеринки, которые он устраивал, и на которые я сбегала из дома брата, про его коллекцию виниловых пластинок, про его фотоаппарат, который я утопила в Даугаве, про историю "Маша, виски и разбитые барабанные тарелки" (и перепонки), про рассветы, которые мы встречали у него на балконе, и многое-многое другое и очень личное, которое так и осталось там-в то время, в той самой староРижской квартире. До того, как он решил и её продать и уехать писать книгу в Швейцарию, а квартиру эту купил какой-то бывший депутат и, говорят, устроил там клуб, наподобие СтенлиКубрикского.

Возвращаясь к его книге-я читала рукопись (а книжка действительно выйдет), и думала о том, что она гениальна. Ужасающе и неприлично хороша. Без всяких скидок на то, что это мой старый друг. Она действительно отличная, и, читая её, и попивая горячий шоколад на той самой терассе с А. я трезво давала себе отчёт в том, что я, без прикрас, никогда так писать не смогу, и что у меня руки опускаются, когда я читаю такие замечательные вещи. Такой постоянный мазохизм (возвращаясь к моим полкам)-читать все те книги, что я читаю-восхищаться написанным и отчётливо осознавать что так у меня никогда не получится, и, бывает, очень хочется, чинно отложив книгу, удариться головой о стол.

Так вот я сидела и читала эту рукопись, и в голове всплывали образы тех, кто послужил прототипом некоторых персонажей-наших старых знакомых, его старшего брата, его тогдашней девушки, меня, М.

И всё это очень странно, все эти воспоминания-это такая светлая грусть, что хочется одновременно смеяться и плакать, но тут если плакать, то навзрыд и больно, и мы смеялись. Смеялись, что было сил.

Так и живём. А никакого вывода, морали или неожиданной финтиклюшки в конце этого поста не будет. Потому что сколько бы я не спала ночами, как сейчас, писать так, как у А., у меня не получится никогда.

Пойду сварю себе ешё один кофе.
А про то, как я вчера оказалась в Хакни посреди бушующей толпы в самом центре погромов-позже.